Объект

Герои

эмо

29 апреля 2015 г.

Интервью
Сергей Простаков
Автор проекта, историк, журналист
Фото
Сергей Карпов
Автор и продюсер проекта, фотограф
перейти в галерею

В конце 1980-х из подполья вышли не только бизнесмены и оппозиционные политики, но и многочисленные представители молодежных субкультур. Подростки получили возможность безнаказанно выражать свое «я» с помощью музыки, спорта, уличных тусовок, всевозможных увлечений – от скейтборда до наркотиков. За последние тридцать лет появились рэйверы, рэперы, байкеры и многие другие ранее невиданные субкультуры.

Но ни одна из них не заслужила столько внимания со стороны общественности как представители эмо. Эта субкультура возникла в 1980-е гг. в Америке. Название происходит от сокращенного английского слова «emotional» — эмоциональный.  Главный принцип для эмо – не стесняться самовыражения, своих чувств.

В середине нулевых эмо по численности были одной из самых крупных российских молодежных субкультур среди подростков возраста 13-17 лет.

Но, несмотря на свою популярность, у них нашлось и немало противников и среди обеспокоенных родителей, и среди других молодежных групп. Формировались целые общественные движения противников (анти-эмо). В некоторых постсоветских странах эмо подверглись преследованию даже со стороны государства – Беларусь, Армения. По сообщениям СМИ, с эмо собиралась бороться ФСБ как с одной из причин повышенного уровня подростковых суицидов. В Госдуме всерьез обсуждался законопроект об ограничении распространения этой субкультуры как деструктивной. Пиком гонений стал сюжет передачи «Пусть говорят», а также ряд статей в крупных СМИ, в которых рассказывалось, как подростки из субкультуры эмо и готов убили и запекли с картошкой свою несовершеннолетнюю подругу. Казалось, что мнение о деструктивном характере субкультуры эмо стало всеобщим.

Стремительное распространение в России движения эмо легко связывается с активным освоением интернета молодым поколением. Тематические площадки, демотиваторы, чаты, социальные сети позволяют использовать огромное количество способов самовыражения и самоидентификации. Бесконечные фотографии с челками, мелькающие гифки аватаров сервиса онлайн-дневников Li.Ru с сердечками и черно-белыми клеточками. Пожалуй, впервые интернет и уличная субкультура настолько тесно переплелись, образуя одно коммуникативное пространство.

Субкультура эмо вскрывала  социальную ткань, показывая одиночество фрустрированного подростка. Подростка, который, казалось бы, в такие «сытые и довольные» нулевые имеет под рукой всевозможные инструменты самовыражения, но, несмотря на такое богатство средств – ощущает себя одиноким.

Большинство исследований субкультуры эмо посвящено психологическому аспекту, при этом игнорируется культурологический. Почему именно в России нулевых, во времена наибольшей финансовой и политической стабильности, зародившаяся 30 лет назад в Америке субкультура стала такой популярной? И почему так резко ворвавшись в уже, казалось бы, устоявший мир молодежных групп эмо так же резко и исчезли?

«Ни одна из тем сочинения мне не нравится и неинтересна. Почему у детей никогда не спрашивают, о чём бы они хотели написать сочинение? Я, например, хочу написать сочинение о своих страданиях», — эти слова мы видим в тетради Ани Носовой из популярного телевизионного сериала «Школа», снятого Валерией Гай Германикой. Сериал повествует о серьезном противостоянии девятиклассницы, девочки эмо, и ее одноклассников-мажоров. С самоубийством Ани «Марлы» Носовой умерла и субкультура эмо, ставшая одним из символов нулевых.

О феномене необычайной популярности и такого же стремительного исчезновения эмо в галерее «Последних 30» расскажут бывшие участники субкультуры.

Вводный текст Сергея Мохова

Интервью
Сергей Простаков
Автор проекта, историк, журналист
Фото
Сергей Карпов
Автор и продюсер проекта, фотограф
перейти в галерею
Поделиться
в социальных сетях:
просмотров: 10252

Мнение